?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Будаковская скала, песцы и Соболь
Адьютант
kurosava_ad
Да, это нормально, если сие название вам вовсе ничего не говорит. Если вкратце, то мой друг Лёша Маслов кроме прочих достоинств еще и ученый, занимающийся в том числе и летучими мышами. Для изучения и кольцевания популяции мышей, живущих в пещерах Алтайского края, он организовал экспедицию, куда позвал знакомых из Экоклуба НГУ (меня, двух Миш и Катю - девушку одного из них), куда все мы входим. Собственно научной работой предполагалось заниматься самому Лёше и его девушке Алёне, а остальные ехали в просветительских целях. В планах были пещеры Краснощековского района, они там крошечные, зато их много: гора Монастырь, где местные приспосабливают их под кладовки, старые шахты, живописная Будаковская скала и еще много интереснейших мест. Пещерки эти славны еще и следами жизни древних людей, хоть и не столь сенсационны как Денисова. Реализовать удалось только небольшую часть, зато приключений хватило на обстоятельный рассказ. О характере этих приключений вас предупредит дед с рекламы Азерчая. "Ой в экспедицию собрались, голубчики, ну-ну" - как бы говорят нам его задорные глаза.









День первый (14.09)
Собирались отбыть вечером пятницы. Вечер плавно перетек в ночь, когда за мной заехал Леша на своем новом приобретении - списанном из Сбербанка инкассаторском броневике. После списания из него уже пытались сделать нормальную машину, спилив большую часть брони, но не преуспели и продали Лёше в качестве экспедиционной машины. Чудо было оснащено гербом России, пуленепробиваемыми стеклами, держащимися на одном болте пассажирскими сидениями и листом 3мм стали на потолке. Закупившись в Гиганте (это на его стене рекламируют Азерчай) едой, а также подобрав остальных участников, машина отправилась навстречу Алтаю, под рев двигателя и шуточки про золото Колчака Сбербанка, которое мы будем там прятать.



День второй (15.09)
Ранним утром нас разбудил жуткий скрежет, это отказал задний привод, похоронив наши планы осмотреть несколько отдаленных и труднодоступных пещер.
Наступал холодный осенний день и мы встречали его на обочине пустынной дороги в нескольких километрах от деревни Дружба. На горизонте виднелись мрачные и по-марсиански безжизненные холмы, над которыми нависали красноватые тучи, из-за невысокого леса торчала высоченная радиомачта, а мы, улегшись в траву по тюленьи, любовались тем, как Лёша откручивает кардан, превращая броневичок в переднеприводную машину.

После этого "ремонта", "Соболь" вновь резво побежал на юг, а мы задремали обратно, просыпаясь иногда ради возможности перекусить, размять ноги или прихватить охапку колхозных подсолнухов с поля.
Лично я проснулся окончательно уже в долине Чарыша, когда стало понятно, что мы выбрали не самый оптимальный путь к цели. Точнее, если верить картам от Open Street Map, то дорога была, но по факту разлив сей бурной сибирской реки смыл изрядную её часть еще года четыре (судя по следам) назад. Пытаясь выкатиться обратно, наша машина самопроизвольно лишилась вентилятора и части шланга водяного охлаждения, после чего уже нам пришлось снимать с нее всякие другие детали чтобы обеспечивать хоть какое-то охлаждение. На этом этапе было принято немного запоздалое решение - часть команды отправляется к месту будущего лагеря, минимально обустраивается и готовит там еду, а другая перегоняет броневичок. Я вошел в первую группу, вместе с Мишей и Катей, поэтому фотографии и достоверное свидетельство могу дать только о пути этой группы. Собрав все необходимое для готовки пищи (в том числе почти всю воду), а также одну палатку и спальник с тремя пенками (на случай непредвиденного дождя), мы двинулись прямо на холм, отважно и по-дилетански.

Взобравшись на него "в лоб", мы увидели с одной стороны стоящую на прежнем месте машину, а с другой - красивые пейзажи и живописные каменные останцы на гребнях холмов. Решив, что догонят нас еще не скоро, мы осмотрели несколько их гряд, обнаружив в одной маленькую пещерку, служившую некогда жилищем пернатому хищнику. Наверху дул почти сбивающий с ног ветер, однако в небольшой ложбине под прикрытием скал выросли даже две вполне равнинного вида березы, хотя не удивлюсь, если им пара сотен лет и древесина у них вся перекрученная. Также мы набрали ягод шиповника, пофотографировались, но в конце концов, преодолев заросший кустами распадок, все таки достигли Будаковской скалы - холма, отличающегося от окрестных обилием каменных выходов, а также почти классическим "Бараньим лбом" со стороны реки. Рядом с ней мы и разбили лагерь, в прямой видимости как входа в одну из пещер, так и стада коров, которые вскоре пришли познакомиться.
Остаток времени до вечера заняли: небольшая разведка ближайшей пещеры (как мы потом сопоставили - Прогонной или же "Пять входов", как пишут, в ней были найдены следы жизни древних людей, но увы, нас встретили только отходы жизнедеятельности наших современников), готовка перловки, а также отгоняние коров.
По приходу мы в шутку поспорили, когда приедет машина. Я был за восемь вечера, имея в виду, что наступят сумерки и разгружать ее станет неудобно, так что можно было бы и сказать просто "после заката", но на удивление, встреча двух групп произошла в 20.02.

*****************
Младший из всех на моем корабле, Ельпенор, неотличный
Смелостью в битвах, нещедро умом от богов одоренный,
Спать для прохлады ушел на площадку возвышенной кровли
Дома Цирцеи священного, крепким вином охмеленный.

Здесь я помещу пересказ приключений второй группы, личным свидетелем которых не был, а узнал со слов Лёши и Алёны
Важно напомнить, что почти всю питьевую воду унесли мы, поэтому в автомобиле остались в основном разного рода соки и спирт. Лёша и Алёна были больше заняты вождением автомобиля, а вот второму Мише (Кулешову) повезло (или не повезло) оказаться в основном в обществе алкогольных напитков. Употребив их некоторое количество, Миша уверовал, что уходящая вправо колея гораздо лучше основной, и сначала пытался убедить в этом товарищей словами, потом силой, и наконец просто ушел в сторону верной дороги пешком, взяв в попутчики только одну из бутылок. Увы, вера его не выдержала встречи с реальностью, поэтому скоро путешественник вернулся к остальным. К этому моменту машина уже выбралась из долины и можно было ехать в более нормальном режиме, разгоняясь аж до 40 км\ч. Так как люк на крыше уже был отвинчен (у броневика он представлял собой стальной лист на болтах, оснащенный маленькой и непригодной для вентиляции щелью), то Миша решил ехать снаружи. Увы в процессе он задремал и упал с крыши на дорогу. К счастью, наш Эльпенор отделался только царапинами и синяками, поэтому вскоре был подобран и загружен обратно в салон. Добравшись до лагеря, Мишу выгрузили и он не без посторонней помощи отправился спать, до последнего считая что я - К.С. Байков (д.б.н. руководитель летней практики, обладатель странного чувства юмора), и утонченно над ним издеваюсь, называясь другим именем и заставляя снять ботинки перед заползанием в спальник.

*****************



День третий (16.09)

Утомленные дорогой, мы проснулись уже после рассвета, но я успел сделать несколько кадров до того, как освещение стало слишком резким. Утро, в отличие от предыдущих суток, было солнечным и теплым, скалы и холмы вокруг заиграли совсем другими красками, подарив нам кусочек запоздалого лета. Коровы перешли на другое пастбище, но неподалеку собирал сено при помощи больших конных граблей какой-то парень, а его односельчане ловили рыбу, так что совсем на лоне природы мы себя не чувствовали.

Разгрузив машину окончательно (видели бы вы лицо Миши, когда он увидел, на каком именно одном болте держалось его с Катей сидение), мы опять разделились, Лёша с Мишей Кулешовым остались ковыряться в машине, в том числе собирать паззл из обломков вентилятора, а остальные четверо отправились в пещеры. Прямо рядом с нашим лагерем, как говорилось выше, располагалась пещера "Прогонная", или "Пять входов". Сама она небольшая, и из-за действительного большого количества входов, в ней довольно светло и гуляет ветер. Для мышей в ней слишком холодно зимой, поэтому постоянных колоний в ней нет, зато гнездится несколько пар голубей, которые в дикой природе как раз и селятся на скалах и в расщелинах. Также, в ней обнаружилась среди прочих насекомых щетинохвостка, пока нет точных данных, но вроде довольно редкий вид.

Выбравшись через один из выходов наружу, мы отправились искать другие пещеры, которых тут должно было быть как минимум одна, не просто так называемая на карте "Пещерой Летучих Мышей".
Найдя в нее вход, мы отправились в темную и пищащую неизвестность. Сама пещера здорово напоминает заброшенный сид, хотя и не знаю, кто живет под холмами на Алтае. Вход в нее выглядел как довольно изящная арка в каменной стенке, за аркой был крошечный дворик с двумя проходами в разные стороны. Скорее всего раньше над ним тоже была крыша, но увы, мы встретили только кучу камней. Левый вход короткий и осыпающийся, ведет вверх. В его конце нас встретила мышь из Ушанов, которая быстро улетела, раздраженная нашим появлением. Забавно конечно - перед отъездом Ника мне отдельно сказала посмотреть на ушана, вот ровно один ушан там и был, хотя место для них не характерное.
Правый ход гораздо длиннее, можно попасть в несколько помещений и почти нигде не приходится пригибаться. Именно здесь живут и зимуют летучие мыши. После обнаружения колонии, Алёна отправилась за необходимым для кольцевания оборудовванием, а мы пошли разведывать холм дальше. Увы, но пещер, не считая трех лазов, пригодных разве что кошке, мы не нашли, зато отлично прошлись по цветущим склонам.

Не раз замечал, что просто так ходить и любоваться у меня не выходит, зато если красоты попадаются в процессе выполнения некоего дела, то находится время и для выполнения дела и для созерцания красот. С вершины открывались прекрасные виды на окрестные луга, Усть-Пустынку, пастбища и сенокосы, излучину Чарыша с живописными отвесными скалами, лесистый остров и склоны соседних холмов. В дали за ними можно было разглядеть покрытые снегами вершины Катунского хребта. Вернувшись в мышиную пещеру, мы окольцевали 50 представителей предположительно краснокнижных остроухих ночниц (Myotis blythii Tomes), точнее Миша, Катя и Алёна занимались кольцеванием, а я снимал это все на камеру. Вскоре к нам присоединился Лёша, сообщивший, что снаружи успел пройти дождь и собирается еще один.

Закончив с мышами, мы быстро пообедали и собрали лагерь. Забавно, но как только все вещи, кроме мешков с мусором были сложены в машину, а не на месте остался только капот, мелкая морось сменилась на страшенный ливень с ураганным ветром. Я случайно был в машине, когда он начался, и не найдя в себе отваги выйти наружу, смотрел сквозь стекло, как Лёша, Миша и Алёна прикручивают на место капот. Как только все забрались в машину, дождь немедленно кончился и капельки на траве заискрились в солнечных лучах. Машина очень быстро нагрелась из-за использования печки для охлаждения двигателя, и люк опять пришлось снять. Высунувшись в него, я восторженно смотрел на дорогу, летящую навстречу и красоты по бокам. Скалы и поросшие травой горки постепенно сменились пологими холмами, вместо каменистых пустошей по обеим сторонам потянулись поля, кое где еще не убранные, стога и работающая техника.

Проблемы начались недалеко от села Новошипуново. Машина начала издавать странные звуки, а переднее левое колесо сильно нагрелось. Не найдя помощи в местном автосервисе, мы остановились на улице посмотреть подробнее самостоятельно. В этот момент судьба послала нам бывшего председателя колхоза, который будучи сам автомобилистом, попытался помочь, а потом порекомендовал двух местных автомехаников. Симптомов было много но как объяснил нам пожилой усатый мастер, переднему приводу жить осталось очень недолго и все остальные проблемы идут от того, что полуось колеса по сути свободно висит на своем месте и трется обо все, что есть в досягаемости. Отблагодарив этих славных людей, мы отправились дальше, ожидая в любой момент остаться без колеса, но все таки, пусть и с остановками и редко разгоняясь более 40км\ч, мы доползли до Алейска, где машина окончательно отказалась ехать, все таки докатившись на остатках ресурса до закрытой по ночному времени мастерской.




День четвертый (17.09)
Оставив машину и большую часть вещей, наша компания пешком отправилась к какому-то круглосуточному кафе в четырех километрах, где наткнулась на автобус "Семипалатинск-Новосибирск". Он стоял перед нами, роскошный и надежный как Титаник. В смысле тоже уже никого никуда не вез. Перекусив, мы в очередной раз разделились, Лёша остался сдавать машину в ремонт, Алёна осталась ждать блаблакарщика до Новосибирска, а остальные сели на поезд до Барнаула, откуда на блаблакаре доехали наконец до дома.

Уже в двенадцатом часу ночи следующего дня до Энска добрался Лёша, которому подшаманили машину в сервисе, но основной дорогостоящий ремонт был еще впереди.
(Фотографии мои, а также Алены Комоловой, Екатерины Морозовой, Михаила Бирюкова и Михаила Куляшова)