Адьютант

Кошмары фотографа

Снился сегодня какой-то кошмарный день из жизни фотографа. В нем я приехал в какой-то приморский городок снимать природу и живописные скалы у моря. Лучше всего они в первой половине дня, но пока я собрался, пока добрался (путая трамваи и тропинки), уже стемнело и начался дождь. Я совсем было приуныл, но тут по морю начали гонять какие-то люди на катере с прожектором, очень живописно эти скалы подсвечивая. Однако стоило мне взбодриться, как у фотоаппарата сначала отвалились резиновые накладки на тушке, а потом защитный светофильтр укатился в траву. Пытаюсь снять уже как получится, света не хватает и получается ужасно. В этот момент подходит какой-то пожилой господин, и говорит: на, мужик, изоленту протягивает просветленный объектив. Я меняю объективы, и тут этот господин спрашивает: "а почему у вас в видоискателе какая-то хрень происходит?". Я заглядываю в видоискатель, а там как будто аквариум - светло, рыбки плавают, песочек, водоросли. И никаких скал над морем. На том и проснулся.
Адьютант

Музейское

Читаю весьма интересные мемуарные очерки В.В. Солкина о его работе в ГМИИ и становится ужасно стыдно за недописанную статью, за равнодушную сонливость при виде волшебного мира науки, которая последнее время одолевает, и одновременно очень хочется снова работать в Зоомузее, пусть даже без ставки, но чтобы вокруг тускло блестели стеклами старинные шкафы, а чучело совы плавно покачивало крыльями в такт шагам.
______________
И одновременно хочется поразмышлять, почему именно в Зоомузее из всего нашего достаточно типичного для постсоветской науки факультета не сложилось этой давящей и косной атмосферы. Вроде и директор весьма преклонных лет и странноватых взглядов в наличии, и ставок вечно не хватает, и неописанные материалы слагают циклопические культурные слои, и верховное начальство требует странного и вчера, а все таки именно музей стал тем островом свободы, куда меня неудержимо влекло и от кафедры Ботаники, где на студента имеет право наорать вредная и недалекая лаборантка, а интеллигентнейшие профессора лишь смолчат, отвернувшись, и от кафедры Зоологии, где твою прогулку с некой N. по далекой окраине будут обсуждать еще месяцы...
tasha

Загадки Кота-Мурлыки. Личность и судьба Н.П. Вагнера

«Это был старый и весьма почтенный Кот, но, к сожалению, полный всяких противоречий... Он был, бесспорно, почтенный Кот, но всегда вооружался против всякого почтенья, называя его китайской церемонией... Он любил науку и терпеть не мог ученых. Любил искусство и ненавидел искусников: в особенности таких, которые всю свою жизнь пели фальшивые ноты.
Одним словом, это был очень оригинальный Кот, хотя всякую оригинальность не любил и преследовал: во-первых, уже потому, что никак не мог отличить оригинальное от модного, а главное, потому, что все оригинальное, по его мнению, заслоняет от нас все обыкновенное, простое, что мы должны изучать или что требует нашей помощи».
Н.П. Вагнер "Сказки Кота-Мурлыки"

1 1895_1

Личность Н.П. Вагнера - профессора зоологии, основателя Соловецкой биостанции Санкт-Петербургского Общества Естествоиспытателей (1881 г.) - много лет не дает мне покоя. Десять лет назад я написала о нем большую статью, которая публиковалась четырежды, но каждый раз в более или менее сокращенном варианте. Сейчас выложила полную версию на "Литторинах" - украшенную красивыми картинками ̶и̶ ̶с̶б̶и̶т̶ы̶м̶ ̶п̶о̶р̶я̶д̶к̶о̶м̶ ̶п̶р̶и̶м̶е̶ч̶а̶н̶и̶й̶,̶ ̶н̶о̶ ̶п̶р̶а̶в̶и̶т̶ь̶ ̶н̶е̶т̶ ̶с̶и̶л̶.

"Загадки Кота-Мурлыки" читать полную версию>>
Адьютант

Будаковская скала, песцы и Соболь

Да, это нормально, если сие название вам вовсе ничего не говорит. Если вкратце, то мой друг Лёша Маслов кроме прочих достоинств еще и ученый, занимающийся в том числе и летучими мышами. Для изучения и кольцевания популяции мышей, живущих в пещерах Алтайского края, он организовал экспедицию, куда позвал знакомых из Экоклуба НГУ (меня, двух Миш и Катю - девушку одного из них), куда все мы входим. Собственно научной работой предполагалось заниматься самому Лёше и его девушке Алёне, а остальные ехали в просветительских целях. В планах были пещеры Краснощековского района, они там крошечные, зато их много: гора Монастырь, где местные приспосабливают их под кладовки, старые шахты, живописная Будаковская скала и еще много интереснейших мест. Пещерки эти славны еще и следами жизни древних людей, хоть и не столь сенсационны как Денисова. Реализовать удалось только небольшую часть, зато приключений хватило на обстоятельный рассказ. О характере этих приключений вас предупредит дед с рекламы Азерчая. "Ой в экспедицию собрались, голубчики, ну-ну" - как бы говорят нам его задорные глаза.









Collapse )


Collapse )



Collapse )



Collapse )
Адьютант

Старый профессор Вагнер

Наткнулся тут на книгу "Картины из жизни животных" и решил почитать об авторе - Николае Петровиче Вагнере, профессоре С-Петербургского университета. И как-то уже не удивляет, а только вызывает грусть, что этот несомненно талантливый зоолог и исследователь Белого моря кроме науки занимался еще и спиритизмом, а на досуге написал немалого размера антисемитский роман, удивительно плохой в литературном смысле (если судить по прочитанным отрывкам). Писал он также и детские сказки под псевдонимом "Кот-Мурлыка", сейчас совсем уже забытые.
Наверно правы те, кто говорят, что нельзя совсем вырваться из эпохи, в которой живешь, но когда не от дачников в электричке, а от замечательных преподавателей, ученых слышишь всю эту чепуху про жидомасонов, заряженую воду и торжество коммунизма, как-то совсем веру в разум теряешь...

Источники:
Картины из жизни диких животных
Злой сказочник - литературоведческая статья
Статья в Википедии
Адьютант

Фотографии промышленной архитектуры допетровской эпохи (фото Варандея и мои измышлизмы на тему)

Сразу оговорюсь, что название условное, так как в те времена и промышленности то особо не было, так что вернее было бы назвать "производственные здания" или более пространно "сохранившиеся здания допетровской Руси, но не церкви, не крепости и не палаты", но "промышленная архитектура" уже вполне сложившийся термин.
Сама матчасть - фотографии, потащенные из блога Варандея, создавшего, как мне кажется, уже полноценную "энциклопедию русской жизни".

Пушечный двор со всем известной иллюстрации из учебника по истории России, основан был в 1475, долго был сначала заводом, а потом арсеналом, но в 1802 году такое эпохальное сооружение снесли, что жалко.

Collapse )
Источник: Варандей: Московский промарх
А вот еще очень интересный материал - фотоподборка самых старых частей Российского государственного гуманитарного университета, а именно - старинных и очень красивых палат, к которым сейчас к сожалению не подобраться (по крайней мере в 2011 году, когда готовил материал Варандей, оно было так), как из-за нахождения их на задворках крупного учреждения, не заинтересованного в том, чтоб "шастали всякие" (в ТГУ на том же положении стоит часовня XIX века и бывший газовый завод среди гаражей, куда вас врядли пустят), так и то обстоятельство, что при достаточно мутных обстоятельствах туда вселились какие-то не самые доброжелательные арендаторы.
Адьютант

Общая история

Кольца для кольцевания птиц с биостанции в Росситтене (ныне пос. Рыбачий) в Восточной Пруссии. Здесь в 1901 году начались первые в ире систематические кольцевания птиц. Биостанция действует до сих пор, а кольцо сохранилось в Томском Государственном университете, куда в 1912 году была привезена целая партия таких колец. Заказчиком был зоолог Г. Э. Иоганзен, первый в Сибири занявшийся кольцеванием птиц.
Collapse )